Практика защиты по ч.3 ст.30 п. «г» ч.4 ст.228.1 УК РФ (покушение на сбыт) переквалификация на ч.2 ст.228 УК РФ (хранение без цели сбыта)


В отношении  И. было возбуждено уголовное дело  по ч.3 ст.30 п. «г» ч.4 ст.228.1 УК РФ (покушение на сбыт наркотических средств в крупном размере) ввиду того, что при задержании при И. были обнаружены запрещенные к обороту наркотические средства в крупном размере, расфасованные по нескольким сверткам. Это стало основанием для вывода о наличии умысла на сбыт наркотических средств.

 На следствии И. признал факт хранения наркотиков, но без цели сбыта, а для личного потребления. Это не убедило следственные органы, расфасовка для следствия стало решающим фактом для вывода о наличии умысла на сбыт запрещенных к обороту сильнодействующих средств.
Иных доказательств о наличии цели сбыта у следователя не имелось, но этот факт не особо огорчил сотрудников и прокурора, который утвердил обвинительное заключение. Материалы дела были направлены в суд для разбирательства дела по существу.

Суд первой инстанции согласился с выводами следственных органов и назначил наказания по по ч.3 ст.30 п. «г» ч.4 ст.228.1 УК РФ. Приговор был обжалован в вышестоящую инстанцию.
В суде апелляционной инстанции было установлено, что И. как на предварительном следствии, так и в судебном заседании в суде первой инстанции утверждал, что изъятое у него наркотическое средство он приобрел уже в расфасованном виде, незадолго до его задержания путем для личного употребления, без цели сбыта. Лично наркотики никогда не сбывал и подобных намерений не имел.

При этом, в материалах уголовного дела отсутствуют данные о наличии у правоохранительных органов сведений о том, что И. занимается либо занимался сбытом наркотических средств и покушался на сбыт.

По делу объективно установлено, что при задержании у И. было обнаружено и изъято, находившееся при нем наркотическое средство в крупном размере. Между тем,  доказательств того, что И. приобрел и хранил наркотическое средство, объективно подтверждающих покушение на сбыт, как в ходе предварительного расследования, так и в ходе судебного разбирательства добыто не было.

 Поэтому, связи с чем, судебная коллегия не может согласиться с обоснованностью квалификации действий И. по ч. 3 ст. 30, п. "г" ч. 4 ст. 228.1 УК РФ. В соответствии с ч. 4 ст. 302 УПК РФ обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств.

В связи с отсутствием достаточной совокупности доказательств, подтверждающих умысел И.. на сбыт изъятого у него наркотического средства, судебная коллегия с учетом положений ч. 3 ст. 14 УПК РФ, согласно которым все неустранимые сомнения должны быть истолкованы в пользу осужденного, приходит к выводу о необходимости переквалификации его действий с ч. 3 ст. 30, п. "г" ч. 4 ст. 228.1 УК РФ на ч. 2 ст. 228 УК РФ, то есть на незаконное хранение наркотических средств без цели сбыта, в крупном размере.
При назначении М.И.Р. наказания по ч. 2 ст. 228 УК РФ, суд апелляционной инстанции учел положения требований, предусмотренных ст. ст. 6, 60 УК РФ, обстоятельства дела, характер и степень общественной опасности совершенного преступления, а также данные о личности осужденного.

Адвокаты по 228.1 УК РФ