Проблемы доказывания при защите по уголовным делам


Квалифицировав действия Т.Л. по ч. 3 ст. 159 УК РФ, как "хищение чужого имущества, совершенное с использованием своего служебного положения", суд в описательно-мотивировочной части приговора свое решение не мотивировал, не указал и не конкретизировал способ хищения (путем обмана или злоупотребления доверием). 
Обсуждая вопрос о квалификации действий Т.Л., исходя из суммы ущерба и необходимости выяснения других конкретных сопоставимых обстоятельств дела (размер имущества в уставном капитале ООО "Г" (раздел 3 п. 3.2 Устава), финансового состояния Общества, годового фонда зарплаты, месячного денежного содержания осужденной по занимаемой ранее должности, доходов, прибыли и т.п. Общества), суд не принял во внимание положения ч. 2 ст. 14 УК РФ и не обсудил возможности прекращения уголовного дела ввиду малозначительности деяния.
Указанным обстоятельствам не было дано надлежащей оценки и при рассмотрении уголовного дела в отношении Т.Л. судом апелляционной инстанции.
Допущенные по данному уголовному делу существенные нарушения норм уголовно - процессуального закона и норм уголовного закона, повлиявшие на исход дела в отношении Т.Л. являются, в силу ст. 401.15, п. 2 ст. 389.15, п. 2 ст. 389.16, п. 1 ч. 1 ст. 389.18 УПК РФ, основанием для отмены приговора и апелляционного определения и направления уголовного дела на новое судебное разбирательство в суд первой инстанции. 
Постановление Президиума Рязанского областного суда от 11.07.2017 N 44У-24/2017

В нарушение требований ст. 307 УПК РФ суд не указал в приговоре обстоятельства, какие именно действия, направленные на обман владельца имущества или иного лица, совершила Е., а также, каким образом Г. была обманута в результате действий осужденной.
Таким образом, суд не установили в приговоре не указал обстоятельства, составляющие объективную сторону инкриминируемого Е. деяния в отношении Г., и подлежащие доказыванию по уголовному делу, что является обязательным условием наступления уголовной ответственности.
В этой связи согласие Е. с предъявленным ей обвинением судом фактически не установлено, также не проверены обоснованность обвинения и подтверждение его доказательствами, собранными по делу.
В силу закона для установления обстоятельств, вмененного в обвинение Е. преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 159 УК РФ по хищению имущества Г., суду необходимо было исследовать собранные по делу доказательства и фактические обстоятельства дела, тогда как настоящее дело было рассмотрено судом первой инстанции в особом порядке судебного разбирательства.
При таком положении решение суда о возможности рассмотрения уголовного дела в особом порядке судебного разбирательства нельзя признать правильным.
Постановление Президиума Саратовского областного суда от 10.07.2017 по делу N 44У-55/2017

Как следует из описательно-мотивировочной части приговора, суд, признавая виновной К.Е.Н. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 159 УК РФ, наряду с другими доказательствами сослался на объяснения К.Е.Н. и Б.В.Л., данные ими до возбуждения уголовного дела и в отсутствие защитника (т. ***).
Кроме того, из протокола судебного заседания следует, что указанные объяснения не оглашались и не исследовались в судебном заседании.
По смыслу закона суд не вправе ссылаться в подтверждение своих выводов на собранные по делу доказательства, если они не были исследованы судом и не нашли отражения в протоколе судебного заседания, так как фактические данные, содержащиеся в оглашенных показаниях, как и другие доказательства могут быть взяты за основу выводов и решений по делу лишь после их проверки и оценки по правилам, установленным ст. ст. 87, 88 УПК РФ.
При таких обстоятельствах из приговора подлежит исключению указание на объяснения К.Е.Н. и Б.В.Л., данные ими до возбуждения уголовного дела и в отсутствие защитника (т. 1 ***), как на доказательства вины К.Е.Н.
Постановление Президиума Оренбургского областного суда от 10.07.2017 по делу N 44у-108/2017