Лишение защитника права высказать в прениях сторон мнение – основание для отмены приговора


В соответствии с ч. 5 ст. 292 УПК РФ суд не вправе ограничивать продолжительность прений сторон. При этом председательствующий вправе останавливать участвующих в прениях лиц, если они касаются обстоятельств, не имеющих отношения к рассматриваемому делу, а также доказательств, признанных недопустимыми. 

Как следует из протокола судебного заседания, во время выступлений в судебных прениях защитников осужденных, когда адвокаты, давая оценку доказательствам, заявляли о недопустимости протоколов допросов подозреваемых, председательствующий сначала неоднократно останавливал выступления защитников, запрещая высказываться о недопустимости доказательств, а затем в нарушение вышеуказанных требований уголовно-процессуального закона лишил адвоката права выступления в судебных прениях со ссылкой на то, что ранее судом принято решение о допустимости этих доказательств, а адвокат неправильно интерпретирует имеющиеся доказательства, злоупотребляя своими правами. 

Однако мотивы принятых судом решений не соответствуют уголовно-процессуальному закону. Председательствующим установлены не основанные на законе ограничения для участия в судебных прениях защитников; предусмотренных законом оснований для лишения адвоката права на выступление в судебных прениях не имелось. 

Выступая в судебных прениях, защитник вправе дать оценку всем исследованным доказательствам, в том числе и тем, в отношении которых судом принималось решение об отказе в признании их недопустимыми. Более того, это является обязанностью защитника в силу ч. 1 ст. 248 УПК РФ, из которой следует, что защитник подсудимого излагает суду свое мнение по существу обвинения и его доказанности, об обстоятельствах, смягчающих наказание подсудимого или оправдывающих его, о мере наказания, а также по другим вопросам, возникающим в ходе судебного разбирательства. 

Кроме того, в судебных прениях председательствующий останавливал выступления адвокатов, которые высказывали мнение относительно показаний в качестве подозреваемых А. и О., и, утверждая о законности, достоверности, допустимости этих доказательств, неподтверждении доводов адвокатов исследованными доказательствами, в нарушение требований ч.1 ст. 88, п. 2 ст. 307 УПК РФ до удаления в совещательную комнату дал оценку этим доказательствам на предмет их достоверности, в то время как оценка всем исследованным в судебном заседании доказательствам должна быть дана при постановлении приговора. 

Допущенные нарушения уголовно-процессуального закона признаны существенными, которые привели к невозможности реализации адвокатом Т. и ограничению реализации адвокатом К. своих прав, закрепленных в ст. 53 УПК РФ, и, как следствие, к нарушению гарантированных ст. 48 Конституции Российской Федерации прав подсудимых на получение квалифицированной юридической помощи, и наряду с другими установленными по делу нарушениями в их совокупности могло повлиять на вынесение законного и обоснованного судебного решения. Данные нарушения не могут быть устранены в суде апелляционной инстанции. 

На основании вышеизложенного Судебная коллегия отменила приговор в отношении всех осужденных, уголовное дело передала на новое рассмотрение со стадии судебного разбирательства в тот же суд иным составом суда. 

Таким образом, лишение защитника права высказать в прениях сторон мнение – основание для отмены приговора по поводу допустимости доказательств признано существенным нарушением уголовно-процессуального закона, повлекшим нарушение конституционного права подсудимого на квалифицированную юридическую помощь, что послужило основанием для отмены приговора судом кассационной инстанции. Такие выводы сделаны в Судебной коллегией Верховного суда РФ (определение № 18-АПУ19-29).