Практика защиты по п. "г" ч. 3 ст. 158 УК РФ кража, совершенная с банковского счета (условное наказание)


Фабула дела

М. был обвинен в совершении преступления п. "г" ч. 3 ст. 158 УК РФ, когда по версии следствия он путем тайного хищения осуществил перевод с карты Б.., получив обманным путем доступ к мобильному приложению «Сбербанк Онлайн», установленного на мобильном телефоне, принадлежащим Б.., после чего скрылся, распорядившись денежными средствами по собственному усмотрению.

Позиция защиты

М. вину не признавал. Защита указала, что не доказан факт хищения денежных средств. Не доказан факт завладения картой потерпевшего обманным путем. Следствие указывает, что обвиняемый обманным путем получил доступ к мобильному приложению на мобильном телефоне потерпевшего, но в обвинительном заключении не указан способ и существо обмана посредством которого М. получил доступ к мобильному приложению Б.

Мобильное приложение было установлено совместно потерпевшим и обвиняемым с целью оплаты услуг до совершения переводов.  Данное обстоятельство исключает получение М. доступа к мобильному приложению обманным путем. 

Потерпевший согласился с ценой работ и одобрил перевод с карты за данную услугу. При перечислении денежной сумы с карты Б. было получено предварительное согласие владельца карты на перевод, который осуществлялся в его присутствии.  Б. сообщил обвиняемому кодовое слово для подтверждения операции (повторного перевода за услугу по установке смесителя) по телефону. М. указал потерпевшему цену работ.

М. не имел умысла на обман потерпевшего и на кражу. Кража совершается с прямым умыслом, но в материалах дела отсутствуют доказательства наличия прямого умысла у подсудимого на совершение кражи.  В материалах уголовного дела отсутствуют доказательства обмана, совершенного обвиняемым, с целью получения доступа к мобильному банку потерпевшего в целях тайного хищения денежных средств с карты потерпевшего.  Вывод следствия об обмане М. потерпевшего сделан исключительно на основании показаний потерпевшего, которые не согласованы между собой и не имеют полного подтверждения в материалах дела.

Таким образом, предоставление потерпевшим М. всех необходимых данных для проведения операции по переводу с использованием мобильного приложения исключает хищение денежных средств, причем, в независимости от суммы перевода, т.к. доступ к мобильному приложению М. получил правомерно.

Исходя из содержания принципа состязательности сторон в уголовном процессе вытекает положение о том, что не доказанное стороной обвинения считается доказанным стороной защиты.

В силу ч. 4 ст. 14 УПК РФ обвинительный приговор не может быть основан на предположениях. Доказательств, подтверждающих виновность М. в совершении кражи, материалами дела не содержат, а вывод следственных органов о его виновности в краже основан на предположении, что противоречит требованиям ч. 4 ст. 14 УПК РФ и является недопустимым.

Позиция прокурора и суда

Прокурор просил приговорить М. к 5 (пяти) годам реального лишения свободы. Суд признал М. виновным, но ограничился наказанием в 3 (три) года условно.