Позиции ЕСПЧ о недопустимости провокации преступления


Если преступление было результатом провокационных действий  тайных агентов публичной власти и отсутствуют иные данные, дающие основания предполагать, что оно было бы совершено и без их вмешательства, то такие действия уже не являются деятельностью тайного агента, а представляют собой подстрекательство к совершению преступления (провокацию).

В Постановлении ЕСПЧ от 05.11.2002 по делу "Аллан (Allan) против Соединенного Королевства", ЕСПЧ признал, что право человека хранить молчание и не свидетельствовать против себя считается подорванным, если власти государства используют уловки для получения признания или подобных инкриминирующих заявлений. 

Условия, при которых провокация совершения преступления исключает уголовную ответственность, получили конкретизацию в Постановлении ЕСПЧ от 26.10.2006 по делу "Худобин (Khudobin) против Российской Федерации".

Так, при рассмотрении жалобы было установлено, что, хотя у заявителя не было криминального прошлого, но у него имелись контакты, с помощью которых он мог достать наркотики, ввиду этого, он принял предложение сотрудников милиции и впоследствии был осужден за преступление в сфере оборота наркотиков.

ЕСПЧ указал, что несмотря на то что в связи с ростом организованной преступности требуется принятие определенных мер, право на справедливое отправление правосудия тем не менее занимает такое значимое место, что им нельзя жертвовать в целях выгоды. 

В данном деле у внутригосударственных органов не было достаточных причин, чтобы подозревать заявителя в причастности к торговле наркотиками - у него не было криминального прошлого и не было оснований полагать, что он имел предрасположенность к распространению наркотиков до того, как сотрудники милиции предложили ему соответствующую криминальную сделку. Совсем наоборот, по-видимому, милицейская операция была направлена на поимку не лично заявителя, но любого лица, которое бы согласилось купить героин.

Действия сотрудников милиции, которые могут скрывать свои личности в целях получения информации и доказательств преступления, не могут превращаться в активное подстрекательство лица к совершению такого преступления.

Постановление ЕСПЧ от 27.10.2004 по делу "Эдвардс и Льюис (Edwards and Lewis) против Соединенного Королевства". В данном деле ЕСПЧ, указал, что действия судьи могут уравновешивать государственные интересы и право на защиту, если закрытые доказательства не включаются в доказательственную базу обвинения и не предъявляются присяжным. 

Однако в случае, когда такие доказательства имели или могли иметь отношение к вопросам факта, решавшимся судьей, возможные ходатайства стороны защиты об исключении из рассмотрения судом доказательств, полученных в результате полицейской провокации преступления, будут иметь решающее значение для дела, так как в случае их удовлетворения дела должны были бы быть прекращены. 

Поэтому непредставление доказательств не дало защите возможности полностью изложить суду все свои аргументы, касающиеся полицейской провокации, что не отвечает требованиям состязательного судопроизводства и принципу равенства процессуальных возможностей сторон по делу, в связи с этим имеет место нарушение требований п. 1 ст. 6 Конвенции.

Важно обратить внимание на следующий вывод ЕСПЧ, сделанном в Постановлении ЕСПЧ от 01.04.2010 по делу "Клейн (Klein) против Российской Федерации", который гласит, что даже необходимость привлечения лица к уголовной ответственности за совершенное им преступление не может оправдать применение к нему пыток, бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания.