Место совершения преступления не установлено – приговор подлежит отмене


Исходя из предъявленного Ч. обвинения, преступление, предусмотренное ч. 4 ст. 159 УК РФ (ООО "**"), совершено по адресу: г. Москва, **, где расположен АО "**". Вместе с тем, из материалов уголовного дела следует, что АО "**", в котором был открыт расчетный счет ООО "**", расположен по адресу: г. Москва, **.
Таким образом, место, где, по мнению органа предварительного расследования, было совершено преступление, следствием фактически не установлено, однако, несмотря на это, при наличии предусмотренных уголовно-процессуальным законом оснований для возвращения уголовного дела прокурору, суд первой инстанции постановил на основе данного обвинительного заключения обвинительный приговор, указав местом совершения Ч. преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ (ООО "**"), несуществующий адрес.
По смыслу закона, мошенничество, то есть хищение чужого имущества, совершенное путем обмана или злоупотребления доверием, признается оконченным с момента, когда указанное имущество поступило в незаконное владение виновного или других лиц, и они получили реальную возможность пользоваться или распорядиться им по своему усмотрению.
Между тем, если предметом преступления при мошенничестве являются безналичные денежные средства, то такое преступление следует считать оконченным с момента изъятия денежных средств с банковского счета их владельца или электронных денежных средств, в результате которого владельцу этих денежных средств причинен ущерб. Согласно предъявленному Ч. обвинению, изложенному в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого и в обвинительном заключении, предметом преступления явились безналичные денежные средства, принадлежащие Государственному унитарному предприятию г. Москвы **, которые были похищены с расчетного счета ГУП N **, открытого в ОАО "**". Однако, в обвинительном заключении не указано местонахождение данного банка. Данные обстоятельства также были оставлены без внимания судом первой инстанции.
Вышеуказанные нарушения уголовно-процессуального закона являются существенными, повлиявшими на вынесение законного и обоснованного судебного решения, лишающими суд апелляционной инстанции возможности проверить соблюдение судом принципа территориальной подсудности уголовного дела, являются основанием к отмене приговора и возвращению уголовного дела прокурору в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ, поскольку обвинительное заключение составлено с нарушением требований УПК РФ, исключающим возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного обвинительного заключения, в том числе исключающим возможность определить территориальную подсудность уголовного дела.

Согласно ст. 252 УПК РФ судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению. Однако, в нарушение данных требований уголовно-процессуального закона, суд первой инстанции, признавая Ч. виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ (ООО "**"), указал, что Ч. обеспечил подписание части актов о выполнении, якобы, ООО "**" услуг по договорам аренды транспортного средства с экипажем, а именно: акт N ** от 31 октября 2013 года, акт N ** от 31 октября 2013 года; акт N ** от 30 ноября 2013 года; акт N ** от 30 ноября 2013 года; акт N ** от 31 декабря 2013 года; акт N ** от 31 декабря 2013 года. Таким образом, суд первой инстанции при описании преступного деяния, признанного доказанным, вышел за пределы предъявленного Ч. обвинения, чем нарушил его право на защиту, то есть допустил ограничение гарантированных УПК РФ прав обвиняемого, что повлияло на вынесение законного и обоснованного судебного решения.
Апелляционное определение Московского городского суда от 20.06.2018 по делу N 10-***/2018