Обзор практики КС РФ за четвертый квартал 2017 г.


Конституционные основы уголовной юстиции
Постановлением от 14 ноября 2017 г. Конституционный Суд дал оценку конституционности отдельных положений УПК РФ. В частности, КС РФ разъяснил права реабилитированных на возмещение вреда и на судебную защиту. 
Суд признал, что отсутствие в УПК РФ срока для отмены постановления о прекращении уголовного дела или уголовного преследования, вынесенного на досудебной стадии, умаляет гарантии защиты от необоснованного возобновления прекращенного уголовного преследования и создает постоянную угрозу привлечения к уголовной ответственности.

Постановлением от 23 ноября 2017 г. дана оценка конституционности ст. 21 и 21.1 Закона о государственной тайне. В частности, Суд разъяснил порядок допуска к гостайне в судебном разбирательстве, указав, что гриф секретности не может служить препятствием для ознакомления с такими материалами для участников процесса, не имеющих допуска к государственной тайне. 
В постановлении подтверждается принцип равенства личности и государства и оно позволяет обеспечить права граждан на доступ к информации и на обжалование решений в рамках уголовного процесса при его сопряженности со сведениями, содержащими гостайну.

Постановлением 21 ноября 2017 г. КС РФ разрешил требовать прекращения уголовного преследования через судебное обжалование. В частности, в своем постановлении Суд напомнил, что в случае прекращения уголовного преследования подозреваемого в связи с непричастностью к совершению преступления с него снимается подозрение в преступлении и у него возникает право на реабилитацию. 
Кроме того, КС РФ подчеркнул, что в силу принципа состязательности сторон при рассмотрении жалоб по правилам ст. 125 УПК РФ суд, признавая действие (бездействие) или решение должностного лица незаконным либо необоснованным и обязывая его устранить допущенное нарушение, не наделен полномочием самостоятельно отменять решения органов предварительного расследования и прокурора, а также принимать взамен них другие решения. 

Определением от 10 октября 2017 г. КС РФ разобрался с конституционностью положений ч. 2 ст. 281 УПК РФ, закрепляющих основания для принятия судом решения об оглашении показаний свидетеля, не присутствующего в заседании. В частности, Суд разъяснил, что оглашение показаний свидетелей рассматривается как исключение и допускается лишь в случаях, предусмотренных законом.
 При этом ст. 281 УПК РФ не предусматривает возможности расширительного толкования, и оглашение таких показаний, указал Суд, не должно ограничивать права обвиняемого на эффективную судебную защиту, что гарантируется в том числе ст. 278 и 281 УПК РФ, не допускающими изъятий из установленного порядка доказывания по уголовным делам. 
В частности, в основу обвинительного приговора могут быть положены лишь те доказательства, которые не вызывают сомнений в их достоверности и соответствии закону. При оглашении показаний отсутствующих свидетелей обвиняемому должна быть предоставлена возможность защиты своих прав всеми предусмотренными законом способами.

Определением от 7 декабря 2017 г. КС РФ разъяснил, что ч. 4 ст. 37, ч. 7 ст. 246 и ч. 1 ст. 389.13 УПК РФ в своей взаимосвязи не противоречат Конституции, так как прокурор вправе указывать на недостатки приговора. 
Суд подчеркнул, что он не считает, что отказ прокурора от обвинения путем внесения апелляционного представления ставит суд второй инстанции в зависимость от позиции стороны обвинения и нарушает Конституцию. При этом КС РФ добавил, что неверно расценивать отказ от уголовного преследования как отказ от обвинения вообще.