Адвокаты по делам о взятках – судебная практика


Взятки относятся к коррупционным преступлениям. Уголовному преследованию подлежит как лицо, дающее взятку, так и лицо, вымогающее взятку. Как правило, в рамках оперативных мероприятий по задержанию взяткодателя (взяткополучателя) одного их участников данного мероприятия контролируют оперативные службы, соответственно, целью является вторая сторона сделки. 

Но это бывает не всегда, случается, что обвинения в получении взятки выдвигаются без подготовительных мероприятий, что значительно снижает качество доказательств обвинения в получении взятки.

Так, был вынесен оправдательный приговор Бутырским районным судом г. Москвы по обвинению Р. в получении взятки ввиду того, что суд не нашел совокупности доказательств в получении взятки обвиняемым. В частности, суд указал, что получение взятки не подтверждается материалами оперативно-розыскных мероприятий, которые по делу не проводились, факт передачи денег документально не подтвержден, техническими фото- или видео-средствами не зафиксирован, денежные средства у Р. обнаружены и изъяты не были и вещественными доказательствами по делу не признавались.

Поэтому, принимая во внимание отсутствие какого-либо объективного подтверждения иными доказательствами факта передачи обвиняемому  денежных средств и принятия их последним суд дал правильную оценку показаниям свидетеля М., отметив, что его показания, а также данные, зафиксированные на их основе в документах, нельзя признать объективными и неоспоримыми.

В другом деле, суд апелляционной инстанции отменил обвинительный приговор Тушинского районного суда г. Москвы по делу о получении взятки, указав, на наличие противоречивые показания свидетелей, отметив, что  несмотря на отсутствие объективных фактов, свидетельствующих о заинтересованности свидетеля в исходе дела, недостоверности сообщенных им сведений, суд критически оценил показания свидетеля Н. в той части, что денежные средства П. не передавались, указав, что показания Н., в этой части, ни чем не подтверждаются и являются голословными, и, напротив, показания свидетеля З., данные им впервые спустя 7 месяцев после описанных событий о том, что при передаче денег присутствовал Н., суд признал достоверными, ссылаясь только на то, что свидетель З. предупрежден об уголовной ответственности за дачу ложных показаний.

При этом суд не дал оценку показаниям П., который заявлял о ложности показаний свидетеля З., сообщив о наличии у З. судимости за мошенничество при передаче денег за якобы прекращение дела.

Судом не принято во внимание, что задержание П. с деньгами не производилось, оперативно-розыскные мероприятия указанного факта не подтверждают. Кроме того, представленная аудиозапись между З. и П., подтверждающая якобы факт передачи П. денежных средств, таких сведений, в действительности, не содержит.

Основанием для отмены приговора будет также, если фактические обстоятельства инкриминируемого Г. преступления, как они изложены в обвинительном заключении и в приговоре суда, не подтверждаются имеющимися в материалах уголовного дела доказательствами, приведенное содержание которых в указанном процессуальном акте и в итоговом решении суда не соответствует фактическим данным, содержащимся в письменных источниках доказательств.

Неверное установление места совершения преступления влечет нарушение судом требований о территориальной подсудности уголовного дела, указанных в ч. 1 и ч. 2 ст. 32 УПК РФ о том, что уголовное дело подлежит рассмотрению в суде по месту совершения преступления; если преступление было начато в месте, на которое распространяется юрисдикция одного суда, а окончено в месте, на которое распространяется юрисдикция другого суда, то данное уголовное дело подсудно суду по месту окончания преступления. Рассмотрение дела судом с нарушением правил подсудности влечет отмену приговора.